+7 (906) 129 12 61 tlt.muzey@yandex.ru
Тольятти, ул. Юбилейная,25
Музей временно закрыт для посетителей
+7 (906) 129 12 61 tlt.muzey@yandex.ru
Тольятти, ул. Юбилейная,25
Расписание работы
Музей временно закрыт для посетителей

Листая старые блокноты: Виктор Иванов. часть 2

31 Мая 2020 г.

Листая старые блокноты: Виктор Иванов. часть 2

Об учителях, "Бубновом валете" и "Черном квадрате"


В.Вавилин:

Виктор Иванович, а расскажите про вашего учителя Александра Осмеркина (1) и ваши отношения с ним. Я был в Новосибирске и в художественном музее там видел ваши работы. И там же висят работы Осмеркина, и ранние, 20-х годов, и того периода, когда вы у него учились (2). И это два разных художника.


В.Иванов: Да, он менялся, прошел определенные этапы, как и другие «бубнововалетцы». Посмертную выставку Петра Кончаловского (3) один художник мне так охарактеризовал: «Там все есть – от Ван Гога до Юрия Кугача…» Жестко сказано, но точно. Такой они прошли путь, сложный, тернистый. С 1910-х годов начались поиски в русле авангардного искусства, и в Европе, особенно во Франции, и у нас в России. Молодые художники – Петр Кончаловский, Илья Машков – активно к этим поискам подключились. Осмеркин несколько позже к ним примкнул, к «Бубновому валету» (4). Его ранние работы – немного грубоватые, дилетантские. А чуть позже он стал уже делать крепкие в «бубнововалетском» плане работы, типичные для художников этой группы. Но постепенно жизнь заставила меняться. Раннее их искусство, и Осмеркина в том числе, хотя оно сейчас как раз больше всего и ценится, на самом деле было лишено русской духовности. Это было холодное, мертвенное искусство. Это пришло от французов, для которых авангардное искусство всегда было только товаром, изобретательным – да, но без живой крови. Иное дело русский авангард – ему эта холодность и расчетливость претила, наши художники стремились к живой жизни, на ней основывались, а не на выдумке. И постепенно авангарда в их творчестве становилось все меньше: от живописи, оторванной от жизни, они постепенно переходили к живописи, наполненной живой жизнью и духовными сущностями. По сути, в начале 20- х годов они таким образом уже пришли к реализму. Полностью. Кончаловский сделал свою работу «Дочь» и свой автопортрет – это в полной мере суриковская, реалистическая живопись с «примесью» сезаннизма. То же относится к Машкову (5). После своих авангардных работ он написал два «державных» натюрморта – «Снедь московская. Мясо, дичь» и «Снедь московская. Хлебы». Это в своем роде шедевры. В них соединилась «бубнововалетская» конструкция, мощь живописи, построение пространства – с наполненностью живым чувством, свойственной реализму. И дальше они все дальше и дальше шли по этой дороге и приближались к жизни. В художественном отношении эти авторы постепенно слабели, на этом пути уже были мастера сильнее их.

В одно из моих посещений мастерской П. Кончаловского – я очень хорошо это помню – я увидел только что написанный натюрморт, где были изображена бутылка вина, что-то еще и большой кусок ветчины. У Кончаловского на стене висела на гвоздике специальная тетрадочка, куда он вписывал все работы – когда начал, когда закончил. Облегчал работу искусствоведам. Так вот вписывая этот самый натюрморт в тетрадочку, он вдруг сказал: «Вот в этой работе уже нет живописи…». Речь была не о качестве, оно было на высоте. Он хотел сказать, что в работе нет живописности, цели живописать – для него уже нет, цель какая-то другая.

«Я уверен, что в истории искусства, по большому счету, останется только живое искусство», - говорил Кончаловский. И тем самым он в определенном смысле отрицал что-то, что сам сделал, особенно в период «Бубнового валета». Но парадоксальным образом он оказался неправ. Ибо сегодня ценится как раз ранний, бубнововалетский период.

Таким же парадоксальным образом сейчас ценится, например, «Черный квадрат» Малевича. Объявили даже столетний его юбилей (6). Я считаю, это сумасшествие: праздновать юбилей манифеста, объявляющего конец, смерть искусства. Власть поддерживает этот дурдом, я думаю, по недомыслию, по невежеству, веря, что в этом столетней давности манифесте есть что-то до сих пор новое, прогрессивное. А это просто памятник мракобесию. Это трагедия – Малевич и его концепция… А что наши образованцы-интеллигенты? Они мало что понимают в этом, но подвержены влияниям, надо же щеки надувать. На самом-то деле никто и не понимает, что такое черный квадрат, никто. Как-то мне и Капице (7) надо было вступать в Третьяковке перед зрителями. И кто-то из слушателей задал вопрос: что такое «Черный квадрат»? Капица на меня кивает, мол, ты художник, давай отвечай. Я так и сказал: никакого отношения к изобразительному искусству это не имеет. Капица покраснел от гнева, но возразить так ничего и не смог. Он-то увлекался авангардом, как я понял. Он в своем институте делал художественные выставки, я даже как-то ходил смотреть и как раз попал на авангард. Возможно, он не художественностью руководствовался, а чем-то иным, может, его интересовали парадоксы, опровержение устоявшихся мнений, был научного плана интерес…


В. Вавилин: 
Возможно, он головой искусство воспринимал, а не душой… 

В. Иванов:   Как-то раз я побывал на выставке работ наших известных ученых химиков, физиков, математиков. Академики, оказалось, многие рисованием увлекаются. На этой выставке я убедился, что никакой связи между умом и способностью к художественному творчеству нет, или, точнее, нет связи между достижениями в науке и успехами в искусстве. Ум не гарантирует талант… Леонардо Да Винчи мог и то, и это, но он был истинный гений, это большая редкость.


В. Вавилин:  От Осмеркина мы ушли в сторону.
В.Иванов:
Ну да. Так вот, Осмеркин – он «бубнововалетец» чистейшей воды. Но на более поздних этапах творчества его душе захотелось поэтичности. Он очень Пушкина любил, читал его постоянно, любил и женщин, и вино, и в этом смысле он как раз не был «бубнововалетцем» с их конструктивизмом и построениями. Любил мечтать и - Пушкина, Пушкина очень любил! Как-то поехал по Пушкинским местам, писал пейзажи, очень ему это нравилось – поэзия, природа, чтение стихов, он блаженствовал! Потом он Ленинград рисовал – и опять не по-бубнововалетски, не конструктивно с выверенными объемами и пространственными отношениями, а написал поэзию каналов и мостов. Он внес живое чувство в свои работы. И это было так ново для него, это было большое дело! Он раньше и полнее других перешел к внесению поэтики в бубнововалетскую стилистику. И форма у него изменилась при этом – не стало прежней мощи, эффектности, смелости формы, но появились другие качества – поэтика, романтизм. Кстати, у самого мощного из бубнововалетцев - Машкова – так и не появилось ни романики, ни поэзии. Постепенно он деградировал в натуралиста. Естественным образом их эпоха закончилась. Стали прорываться на авансцену новые художники – такие, как Пластов (8). И, кстати, они его с восторгом приняли. Почему? Да потому что внутренне они были готовы уже к другому искусству, им надоела собственная мертвечина. А ведь Пластов учился у Машкова. Когда ему Пластов первые работы свои показывал, казалось бы, это не должно было учителю понравиться. А он воскликнул «Браво, Пластов!» Сам он не мог так писать, а, вероятно, хотелось…

 

(1) Осмеркин Александр Александрович 

(1892-1953), русский и советский художник и педагог, участник художественной группы «Бубновый валет». С 1918 по 1948 годы работал как педагог: во ВХУТЕМАСе, МГАХИ им. Сурикова и Ленинградской Академии художеств.


(2) Иванов учился в МГАХИ им. Сурикова, где преподавал А.А.Осмеркин, с 1944 по 1950 год. В 1947 году Осмеркин был обвинен в формализме и «пропаганде западных веяний» и был вынужден отказаться от активной преподавательской деятельности.


(3) Петр Кончаловский 

(1876-1956), русский советский живописец, педагог, один из основателей художественной группы «Бубновый валет». В юности экспериментировал с различными стилями, в зрелом возрасте писал преимущественно в реалистической традиции.


(4) «Бубновый валет» (1911-1917) – русская художественная группа, объединившая художников раннего авангарда, которые, отвергнув реалистическую традицию, занялись формалистическими поисками, двигаясь от примитивизма и сезаннизму.


(5) Илья Машков (1881-1944) – русский советский художник, один из основателей группы «Бубновый валет» (1910), позднее входил в объединение «Мир искусства» (1916) и др.

(6)«Черный квадрат» был создан К Малевичем в 1915 г.


(7) Капица Сергей Петрович (1928-2012), советский физик, просветитель, многолетний ведущий телепередачи «Очевидное невероятное», работал зав. кафедрой физики в МФТИ.


(8) Аркадий Пластов (1893-1972) – советский живописец, народный художник СССР, академик РАХ, лауреат госпремий. Занимался в мастерской И.Машкова в 1912-1914 г. в Москве.




Поделиться:


Хочу получать новости на свою почту

Наши контакты
Тольятти, ул. Юбилейная,25
+7 (906) 129 12 61 tlt.muzey@yandex.ru